В деревушке у речушки теплой маленькой избушке всем знакомый

Сказки Зеленого Колпака. Сборник 1 (Алексей Горшков) / Проза.ру

Стихотворение:В деревушке у речушки. В тёплой маленькой избушке.. Пожалуйста, напишите продолжение данного стихотворения. На первый взгляд все оставалось на своих местах: и знакомый овраг, и кусты речушки Мезы. Запруда не выдержала напора после затяжных дождей, и вода Егорычу только повод дай, обо всем позабудет: начнет наяривать из Богу! “Партизаны” один за другим потянулись в теплую избушку: сначала . Дозвонилась она Папе и, плача, рассказала ему обо всём и .. Пришлось Урагану вернуться в свой Замок и надолго залечь в теплую пастель. . Узнав , что пропала маленькая девочка, он вызвал слуг и приказ . Недалеко от деревеньки речушка протекает, в которой полно рыбы и раков.

Мы случайно столкнулись в тамбуре, зашли в буфет, и Аркадий разоткровенничался Да, жена действительно ушла, и сын-балбес вот-вот загремит за наркоту, и партнеры оказались с гнильцой. Но разве это причины, чтобы опускать руки? Все дело, говорил он, в генетическом коде, который мы наследуем от праотцев. Хотим мы этого или не хотим, но психологические черты и манеры поведения предков прочно записаны в нашем подсознании, и стереть этот родословный гнет практически невозможно.

А у Аркашки, как он выяснил, вся фамилия до революции вплоть до третьего колена занималась переработкой и продажей льна, и все ее представители разорялись, спивались и умирали в глубокой нищете.

Вот он и решил про себя: Ответ его ошарашил и озадачил всех Ходил Аркаша по лесной дороге, кричал-кричал — и заблудился. Хорошо еще, что фонарик прихватил с. Мы втроем переглянулись и поняли, что бизнесмен искал ту самую машину, которую все слышали, но никто не. И где она сейчас, если территория бывшей турбазы имени Ивана Сусанина окружена пришлой водой?. Утро было как по заказу. Солнечные снопы пробивались сквозь мутное оконце и ложились жаркими квадратами на пол, стены и грязный, разоренный стол, похожий на мамаево побоище.

Сучок на потолке с разбегающимися трещинами смотрел на меня оком языческого божка, внушая что-то вещее, и спокойно чувствовалось под его неусыпным взглядом. Хмель из головы почти выветрился. Он отрывал от ковриги порядочные куски, и песик с жадной ловкостью хватал хлеб на лету, искательно заглядывая в лицо мужику Я присмотрелся повнимательнее и чуть не свалился с нар.

Да это же Генаха Генаха-Живодрист, или барон фон Триппербах Мандела — вот кого нам Бог послал! Известного гуляку из деревеньки Козлы-2, мало склонного к усидчивому труду, но зело охочего до выпивки и других молодецких забав.

Если бы люди, подобные Прохиндозу, хотя бы треть своих усилий потратили на работу, а не на то, чтобы увильнуть от работы в поисках дурного занятия, мы бы уже давно имели цивилизованное общество У него была неухоженная, в хлебных крошках, борода, мокрые седые волосы, расчесанные надвое, и единственный зрячий одичалый глаз, излучавший из-под ресниц такое сияние, что поневоле хотелось прищуриться. Я не видел Генаху, кажется, года два и с трудом узнал.

Последний раз нам довелось встретиться на Михалкинской ярмарке, когда он прохаживался вдоль торговых рядов с фанерной дощечкой на груди: Вот ведь что учудил балабол одноглазый! Не жаловался, не просил, не клянчил, как заурядный попрошайка, выжимая слезу у чувствительных покупателей, а нагло требовал: Прохиндоз — ворюга с незаурядными артистическими способностями, но работает преимущественно словом и в присутствии свидетелей-зрителей. Впрочем, при случае может и в карман залезть — это ему раз плюнуть.

Однажды, будучи под легкой балдой, Генаха уверял мужиков на автобусной остановке, что я был когда-то начальником строительства газопровода и что будто бы мы с ним, Генахой, тянули дюкер по дну залива где-то на тюменском Севере. И что самое невероятное — поверили!

А в магазине в Курзеневе он затеял игру в телевидение, изобразив меня пламенным кремлевским оратором, с легкостью ставящим в тупик первых лиц государства, в том числе и президента. Правда, его юмор не поднимается выше тазобедренного сустава. Но сейчас настал мой черед быть на виду в своем пруду.

Тогда я встретил вас в консерватории на концерте Ростроповича. Вскочив с нар, Аркашка с ходу подыграл мне: Крупнейший в Лукоморье специалист в области пастбищного ежиководства! Но Генаху не так-то просто вышибить из седла, поднаторел он в словесных баталиях, пообтерся среди разнокалиберной публики.

Пили, пьем и пить будем, и все нам нипочем!. Вошедший в избушку Четыркин сообщил, что вода вроде спала и надо бы поискать брод и собираться домой, но, увидев бутылки на столе, остановился как бы с разбега и потерял дар речи. Последние лет десять он тем и занимался, что сшибал рубли и пятерки на опохмелку, а тут почувствовал себя хозяином положения Какое-то время все мы пребывали в шоке: И до ближайшего магазина — как до ближайшей звезды.

Он взялся откупоривать бутылку, и мы с болельщицким азартом, кто с осуждением, а кто с нежной тоской, следили за его движениями. Ты Премудрости сына Сирахова читал? А мы с отцом Мефодием И выходит, что с утра надо пить, потому как утро вечера мудренее Я с примиряющей улыбкой: Предлагаю по маленькой и по-быстрому! Остальное — под жареные грибы. Вы как, не возражаете? Мы еще не успели выпить, а уже закипели страсти нешуточные, обострились амбиции и полетели искры от сшибки характеров, но наша партия благодаря Николаю Митрофановичу все же взяла верх.

Так бывает всегда, когда решение выносится не в его пользу. Генаха куражится в ругани, как иной шулер за картами. Он готов при случае еще и обхамить или сделать вид, что хватается за нож, или пустить жалобную слезу, или броситься на землю и кататься по ней в горячечном припадке. Алкаш — он и есть алкаш, поступки его непредсказуемы Она смотрела на нас из-под руки и прислушивалась. Неужели Клавка, младшая дочка Егорыча? Господи, этого еще не хватало! Не успели мы прийти в себя, разгоряченные спором, как она с ходу накинулась на меня, эдакая громкоголосая богиня плодородия: Я всегда знала, что вы пьяница, а сейчас точно убедилась.

Вот приедет ваша жена, я ей все расскажу. Прапорщик внутренних войск, воспитательница тире надзирательница женского ИТЛ общего режима и отпетая стервозина костила меня с непритворным материнским усердием, хотя я годился ей в отцы, а Егорыч тем временем, приняв вид невинной жертвы, трусливо выглядывал из-за кустов. Чё прячешься, паразит чертовый! Не вели казнить, а вели миловать!

После этого злости в ней заметно поубавилось. И тело сквозь платье просвечивает — о-о-о! В джинсах, почти по пояс, он вошел в мутный поток и протянул руки в ее сторону. Егорыч, сидя на корточках, тихо посмеивался. Вы наяву или мне снитесь?. Вы — как лампочка под абажуром! Вы закружили мне голову, солнышко При этом платье у нее задралось до розовых трусиков, а тело напружинилось и набрало ту обольстительно зовущую бабистость, по которой стонут мужики лет сорока и старше.

Ведь самое прекрасное в женщине — изгиб, поворот, наклон. Наши старперы чуть не взвыли, а Четыркин недовольно нахмурился Помнится, кто-то из дачников сказал о дочке Егорыча, что она принадлежит к породе ершей: В нем оказались две банки консервов, буханка хлеба, пакет картошки, немного сахара и ложка. На нас посыпался ворох деревенских новостей. И самая главная из них: Как говорят в таких случаях Четыркин и ему подобные: Трудности их не пугают, впрочем, ничего другого у них и.

Егорычеву дочку мы проводили с песней: Конечно, по такому случаю мы махнули еще по чуть-чуть, и каждый отправился по своим делам. Я с Николаем Митрофановичем — по грибы-ягоды, Генаха — за родниковой водой и дровами, Аркашка согласился навести порядок в избушке и почистить картошку, а Егорыч, как самый рукодельный из нас, вызвался сделать из брошенного листа алюминия некое подобие сковородки. В глубине леса рождался млечный парной туман, легкими скачками ветра его сносило к прибрежным зарослям ольхи и ивы, и там, коченея и напитываясь холодом, он превращался в сплошное молоко Тропинка уводила в сосновую чащу, и деревья смыкали за нами колючие лапы, напахивая хвойную свежесть.

Дыши — радуйся, смотри — думай! Но думать было некогда, потому что природа выставила здесь напоказ все свои богатства: А грибов было столько, что они буквально путались под ногами, и в основном маслята и сыроежки. Все как на подбор крепенькие, ядреные. С красными, оранжевыми, в крапинку и полосочку шляпками и точеными ножками грибы смотрелись как некое законченное произведение, и за каких-нибудь минут пятнадцать не сходя с тропы мы набрали два больших полиэтиленовых пакета.

Там, на Севере, не ищут грибы, как в срединной России, где требуется особое чутье и зоркость глаза и где прощупывают палочкой едва ли не каждую лесную затайку.

Соленые грузди, сыроежки и маслята, которыми она меня потчевала в мае, принадлежали урожаю прошлого года и были собраны за одну ходку. Одна-единственная поездка в лес на подводе или на мотоцикле с коляской — и семья обеспечена грибами на целый год. Эти названия вам что-нибудь говорят?

Начиная с сорок шестого года. Получил временный паспорт — и к отцу, на Круглое Озеро. Он тогда только-только освободился Небо опрокинулось, смешалось с хилым подростковым леском, и оттуда тянуло вязкой болотной прелью, гнилыми испарениями.

Под ногами трещал валежник многих поколений, сочно всхлипывала подпочвенная вода, кипела пузырями Знаете, почему его так называли? Он на каждом полустанке останавливался, и скорость была двадцать километров в час.

Удивительный, я вам скажу, поезд: Десять суток беспечной свободы и удовольствий!. Я ведь без билета ехал, и меня подкармливала хорошая девушка Нина, студентка педвуза. Мы потом с ней долгое время переписывались. Не поверите, по пятьдесят ошибок сажал! Можно сказать, я по этим письмам правописанию выучился Денег у меня нет, пропуска. Кто меня кормил, где я спал Помню, очень холодно стало Весь трюм под завязку у него был забит зеками, а в каютах и на палубах спали вольнонаемные.

На мне был хороший костюмчик, и в чемодане десять пачек махорки. Жить можно, не пропадешь! Один вохровец меня все же выследил: Вот когда понадобилась махорка! Мало того, что он охранял мою персону, он еще всю дорогу обеспечивал меня трехразовой кормежкой Но самое трудное началось в Дудинке. Куда ни посмотришь — зоны Снова мне билет нужен, чтобы ехать по железной дороге, и новый пропуск.

А где его взять и кто мне его даст? Метался по перрону, чтобы в поезд залезть, но у каждого вагона часовой. Тут один мужчина ко мне подходит — пожилого возраста и в кожанке: В это время на станцию подваливает норильская футбольная команда, и Старостин Андрей Петрович впереди, тренер.

Все, заметьте, заключенные с большими сроками. Только-только стали чемпионами Красноярского края Победителей определили в теплушку, а в другом вагоне, товарном, они везли с материка капусту, репу, картошку, морковь. Хозяйственный мужик Андрей Петрович! Отказался от всяких там призов и наград, которые полагаются чемпиону. А взамен знаете что попросил? Вагон свежих овощей для всей команды.

Этими овощами зимой сорок седьмого он не одного зека спас от цинги А как посадка началась, надежд вообще не осталось. Думал, обо мне уж все позабыли.

Витек, левый край, часовому зубы заговаривает, а двое других игроков вагон потихоньку открывают. Потом хватают меня за шкирку — и. Игрич, я вам еще не надоел? Ну тогда слушайте дальше Сижу я на овощной куче и грызу морковку. Приелась морковка — взялся за репу. Холодина зверская, а я в летних ботиночках!

Несколько раз поезд останавливался, проверяли документы. А кто ко мне сунется, если тут овощи? Тогда меня на закорки — и в теплушку. Стали руки-ноги разгибать и спиртом растирать, а Андрей Петрович говорит: Валерка Буре так и сделал. Он, как потом выяснилось, с отцом в одном лагере сидел; только отец мастером на стройке работал, а Буре фельдшером на ТЭЦ. Между прочим, заслуженным тренером стал по плаванию, нескольких чемпионов Европы воспитал, я сам у него тренировался.

Сейчас его внучата шайбу в Штатах гоняют Тут к теплушке подъехала крытая машина, и к команде приставили конвой. Прощай Валера и Андрей Петрович! С левым крайним, вольнонаемным, мы отправились на Круглое Озеро — так поселок назывался под Норильском. Там потом фабрику построили по производству тяжелой воды А уже поздняя ночь, мороз, темнотища и кругом лагпункты за колючей проволокой и часовые на вышках. Раньше это был лагерный барак, а теперь его под вольняшек переоборудовали.

Нарубили комнатенок по шесть человек в каждой — вот тебе и общага. Живи и не жалуйся! Постучал громче — опять глухо. Тогда я забарабанил в полную силу.

У-у-у, что тут началось!. Как свору собак поднял. За какую-нибудь минуту весь словарь тюремного жаргона услышал, всю музыку блатной фени. Ругаться-то они ругаются, а вставать никто не желает! Дверь открыл, помню, Костя Мешков. Я ведь отца с тридцать седьмого года не видел, узнает он меня или нет? А с пяти коек как завопят на меня: Тот протер глаза, приподнялся и спросонья: Когда отца арестовали, я был еще маленький, а брат Володя старше меня на десять лет.

А его соседи глаз с нас не спускают и переглядываются: Они уже одеваются, чтобы бежать на работу, и наказывают нам, чтобы вечером все было в полном ажуре И вот мы остаемся одни. В комнате висит гнетущее напряжение, я чувствую, что он не воспринимает меня как сына.

Сбегал на улицу, принес раздолбанный ящик, затопил печку. Вид у отца какой-то суетливый, задерганный: А может, он под агента МГБ работает? И вдруг спрашивает, глядя мне прямо в глаза: Стреляя искрами, перед избушкой вовсю пылал костер, у которого хозяйничал Аркашка с засученными рукавами. На импровизированной сковородке он жарил картошку на воде и подсолнечном масле и еще приглядывал за котелком, где булькало аппетитное варево.

Острый запах лесной похлебки маняще ввинчивался в ноздри, выдавливая на наших лицах блаженные улыбки. Мы с Митрофановичем как по команде сели чистить грибы. Слышь, что говорю, дрочмейстер?. Однако Аркадий никак не реагировал, продолжал восседать у костра незыблемым монументом, изредка помешивая в котелке и окидывая нас трезвым государственным взглядом.

Егорыч тем временем сортировал свои находки — корни с причудливыми отростками, аккуратные, выбеленные дождями сосновые чурочки и плотные, как репа, каповые наросты с едва приметной текстурой, похожей на накат волны по песчаному берегу Четыркин когда-то подавал надежды как мастер резьбы по дереву, участвовал даже в самодеятельной выставке со своими ковшами и птицами-вестниками, но почему-то бросил это занятие, хотя зимой, когда нечего делать, руки его по-прежнему тянутся к ножу и резцу.

Он поочередно вертел деревянные заготовки на свету, оценивая их природные качества. Что из него выйдет, Игрич, ежли старание приложить?

Корень был похож на потрепанного жизнью лешего, вроде нашего Прохиндоза, из которого выжали все соки, и я сказал об этом старику. Лесной дух не чуешь. Понимать надо дерево и видеть его наскрозь Он забрал у меня заготовку, перевернул ее, и я увидел испуганную птицу, судорожно хватающуюся за воздух, чтобы удержаться на спасительной высоте.

Отростки корня превратились в трепещущие крылья, сучок на голове — в яростно распахнутый глаз, а могучий остов напрягся в предсмертном рывке. Не говоря ни слова, Четыркин держал птицу на весу, любуясь неправильными, но чрезвычайно выразительными пропорциями ее тела, а затем отбросил в кусты. Негожий материал, и. На вид вроде ничего, а рассол потечет — это я тебе точно говорю. Да и сердцевина непрочная, пропеллером колоться станет.

Тут все по природному указу должно. Ежли поблизости кукушкин лен и сфагновые мхи расплодились — значит, почва выщелочена. Внизу — пылеобразный песок, водонепроницаемая глина.

Тут хорошему дереву не вырасти. Сердцевинные клетки разорвутся, когда сушить станешь. Я ведь себе все зубы съел на этом дереве Он достал кусок березового капа, легонько подбросил его на ладони и, словно предлагая продолжить игру, спросил: Кап был овальной, слегка приплюснутой формы и лоснился, как лысая голова. И потом, — прибавил я опрометчиво, — такими пепельницами торгуют на рынках и в магазинах сувениров.

Действительно, всю жизнь он никогда ничем не торговал, даже представить себе не мог, что можно встать за прилавком, облачившись в белый халат, и кричать во всю ивановскую, как кричат разбитные торговцы на центральном костромском рынке. Так уж он воспитан. Три килограмма орехового капа — это знаешь сколько?

Да пока с ним пыхтишь, с капом этим, чтобы письмо природное не нарушить, пот тебе все сапоги зальет. Все руки ссадишь, пока из него голубка высидишь. Э-э-э, да что говорить! Он бы, наверное, еще долго рассуждал на эту тему, но Аркадий позвал всех к костру. Сидя на лавке и орудуя деревянными палочками, как китайцы, мы мигом оприходовали сковородку с жареной картошкой, навалили на нее очищенные грибы, посолили и снова поставили на огонь.

За похлебку, как обладатель единственной ложки, взялся наш патриарх. Ел он молча, весь обращенный в тайну переваривания пищи, сосредоточенный исключительно на процессе поглощения. Не ел, а священнодействовал.

Наблюдать за ним было одно удовольствие, как за каким-нибудь ритуальным действием. Все мы в это время шутили и смеялись над пустяками, а для него, Егорыча, словно сомкнулись невидимые кулисы, выключились из сознания привычные краски и звуки.

И если он прислушивался к чему-то, то это был, несомненно, хор жаждущих воскрешения клеток и хромосом, зов гостеприимного желудка, взыскующего умного и заботливого насыщения Отхлебав положенную пятую часть, старик ополоснул ложку крутым кипятком, протянул ее Николаю Митрофановичу по возрасту тот шел вторым и с выражением гражданской скорби уставился на Аркашку: Только почему-то не верилось, зная Генахину натуру, что она — последняя Погода словно раздумывала, чем бы ей заняться, — то ли нахмуриться, то ли улыбнуться, то ли дохнуть холодом или брызнуть мелким ситничком.

Именно такие дни, одетые в призрачную молочную мглу, без теней и звуков, с полунамеком на некую тайну, остаются в памяти, и хочется продлить их и прожить заново. И казалось, что росли там вовсе не деревья, а зеленые дымы, принявшие форму деревьев.

Загадочный покой разлился в природе. Все молча согласились, но разговор не поддержали, оберегая глазами разливаемую Аркадием водку и ревниво переживая, если кому-то выходило на пять граммов меньше, чем соседу. Шарик-Бобик тоже подключился к этой процедуре, изредка подавая голос и явно болея за Прохиндоза. Даже почти не пьющий Коля-бог принял участие в этой игре, наблюдая за нашими лицами и втайне посмеиваясь.

Наша бутылка полна разговоров. Наши разговоры — пир естественных радостей и нерасчетливого созерцания. Немцы, французы, китайцы — разве они поймут это?

Вопросы с тегом деревушке

Русским людям, испытавшим колоссальную генную усталость, просто необходима психологическая разгрузка. Всем, всем — от бомжа до первого министра! От нее, родимой, озаренье в мозгах, мысль катит как по маслу Хотя, — Митрофаныч постучал ногтем по дну стакана, — этот напиток придумали не мы, а генуэзские купцы.

А вот виночерпий наш почему-то промолчал, да и выпил он как-то неаппетитно, по принуждению, словно выработал лимит отпущенных ему природой сил. Куда делся твой запал, герой-любовник горбачевской перестройки?. Видя, что Аркашка не в настроении, Генаху наконец-таки прорвало, одолела его речистая сила.

Да тебя, дрочмейстер, за деньги показывать. Тебя бы наши мужики отделали как Бог черепаху за такие слова. До усрачки, до упоения!. Слышь, как давление скачет и сердце прыгает? Щас клевроз случится — беги за доктором, растудыт твою в кочерыжку! Видимо, энергия одного потухшего ока перетекала в другое, излучая при этом нестерпимое сияние.

Николай Митрофанович чувствовал себя довольно неуютно и озирался по сторонам, ища поддержки. Не только я, но и Егорыч с Аркашкой не вполне понимали, что происходит с одноглазым: Чурка ты кавказская или перекрашенный жид Иванов, чтоб мне перевернуться с одного бока на. Как мартышка, все хитришь Да ты хошь выверни кожу наизнанку и посмотрись в зеркало — все равно на русского не похож Ишь сколько грации в тебе, ерусалимский лорд, едрена феня, си-бемоль мажор Новая брань, готовая сорваться с кончика его языка, враз застряла в глотке, да и глаз его потерял убойную силу.

Отсюда старая его кличка — Сынберия. Постарайся вести себя, чтобы с тобой было так же хорошо, как и без. Егорыч тоже не остался в долгу и выдал знаменитую речевку тридцатых годов, памятную еще с пионерских костров: У меня в родословной намешано много всяких кровей — ну русская, это само. Далее — украинская, татарская, мордовская. А вот еврейской крови во мне нет, и я переживаю. Может быть, прожил бы свою жизнь чуточку умнее и удачливее За разговорами не сразу услышали лай Шарика из глубины леса.

Не то белку облаивает, подумалось мне, не то встречает еще одного отчаявшегося бродягу. Четыркин прислушался и первым поднялся с лавочки: Без всякой охоты мы побрели следом, ощущая подошвами ног мягкую, пружинящую податливость земли, которая отсасывала в себя всю накопившуюся усталость. Но кругом, кроме Шарика-Бобика, не было ни души. Он остервенело бросался на кучу валежника у подножья сосны-великана, хватал сучья, рычал, повизгивал, а заметив нас, увеличил свою активность по крайней мере вдвое.

У каждого из нас мелькнули свои догадки. Кто из вас в волчье логово лазил? У волка в яме одни объедки да шерсть с пометом, таким смрадом пыхает, хошь святых выноси. А у барсука. Хвоя да сухой песочек в норе-то, чистенько, что в твоем профилактории. Митрофаныч слушал их, иронично посмеиваясь сквозь очки, и заученным движением поддевал свою оптику к переносице.

И все же он высказал одно интересное соображение: Задрал лося или корову, разделал тушу и засыпал хвоей и валежником. Пусть набирается трупного запаха!. Он придет сюда дня через три-четыре Пришлось Урагану вернуться в свой Замок и надолго залечь в теплую пастель. А наши друзья тем временем распрощались с Пареем и дальше с Киреем полетели.

В пути Белый шарик рассказал другу, как он пустился его искать и как помогли ему в этом его друзья Барей, Кирей и Парей. Скоро шарики до своих родных мест долетели. Смотрят друзья вниз и видят - их речка течет и на одном её берегу белый домик стоит, а на другом — красный домик.

Жду тебя в гости, я тебя молоком с сахаром угощу! Обязательно прилечу к тебе в гости. А потом ты ко мне прилетай.

Я тебя киселём малиновым угощу. А мультяшки потом посмотрю. Старшую сестру звали Фёкла. Но все её иначе как Феклуша - Толстуша и не называли, потому что очень она покушать любила, и так много ела, что толстой-претолстой стала. Имя средней сестры было Агриппина. Да только звали все её Агриппиной - Сонливой — уж очень она поспать любила, и сидя, и стоя спать могла, и вечно сонливой.

А младшую сестричку звали Василисой. Да только все величали её Василисой — Прекрасной - за её красу, за доброе сердце и большое умение в делах. Случилось так, что в том царстве, где жили сестры, умер царь-батюшка и новым царем стал его сын принц Святослав. Как только принц Святослав стал царем, он первым делом решил жениться, поскольку у царя обязательно жена должна быть, чтобы родить ему наследника престола.

И объявили глашатаи волю царя по всему его царству, чтобы в такой-то день и в такой-то час собрались в царском дворце девицы молодые, среди которых царь и выберет себе невесту. В назначенный день и час царский дворец был заполнен огромным числом девиц. Кого только среди них не было: Фёкла, Агриппина и Василиса тоже решили счастья попытать и прибыли во дворец к назначенному сроку.

Всем претенденткам в царские жены предстояло пройти испытание, — которая из них больше всех удивит царя чем-то необычным, та и станет невестой царя. И вот ударили в большой колокол на самой высокой колокольне и начались испытания. Уж как старались девушки царя удивить, как старались! Кто своё искусство в танцах демонстрировал, кто на музыкальных инструментах играл и песни пел, а кто просто забавные рожицы корчил, да только никому не удается царя удивить.

Одна за другой выбывали претендентки в царские жены из конкурса, и вот осталось только три последних девицы — Фёкла, Агриппина и Василиса. А Фёкла в ответ и говорит: Налетела Феклуша - Толстуша на торт — ам-ам-ам — и не успел царь и глазом моргнуть, как весь огромный торт исчез в огромном животе Феклуши -Толстуши. Подхватили стражники Феклушу-Толстушу под руки — пять с одной стороны, да пять с другой — и с трудом, пыхтя и отдуваясь, выволокли её из дворца.

Приказали музыкантам громко играть, а Агриппина встала на одну ножку, - ну, прямо, как цапля, - и тут же и заснула стоя, да при этом так храпела, что всю музыку заглушила своим храпом. Замахал царь в ужасе руками, тут же стражники подхватили Агриппину-Сонливу под руки, и прямо спящую из дворца и вынесли.

Настала очередь Василисы - Прекрасной. Посмотрел царь на Василису, и от её красоты сердце у него сразу так и запрыгало в груди. Поклонилась царю в пояс Василиса - Прекрасная, а его министрам в пол пояса, и говорит голосом чистым, как звон серебряного колокольчика: Принял от неё царь подарки. Примерил он рубашку голубого шелка, серебром и золотом расписанную, тут все так и ахнули от восхищения. Посмотрел царь на себя в зеркало, да так и засиял радостно. До чего ж хороша была рубаха, воистину для царского плеча.

Порадовала ты меня, - говорит царь Василисе. Отведал царь угощений, что для него Василиса - Прекрасная приготовила. А она испекла пирожков с грибами и блинов с маслом. И так угощения царю понравились, что не заметил он, как съел всё до последней крошечки. Пойдешь замуж за меня? Поднялся царь с трона своего царского, подошел к Василисе, опустился перед ней на одно колено и говорит: Покорила ты моё сердце, красавица!

Согласна ли стать моей женой? Тут они, вскорости, и свадьбу сыграли. Шумная и весёлая свадьба. Приехали цари и принцы из соседних государств. И даже птицы и зверята не забыли поздравить.

Всю ночь до самого утра веселились гости. И никто не заметил, как Феклуша одна съела огромный свадебный торт. Вы думаете, ей этого хватило?

Она съела все торты и сладости, приготовленные на свадьбу, и оставила гостей без десерта. Да только никто и не грустил из-за. Всем было хорошо и весело! Ночью все гости высыпали на смотровую площадку перед дворцом, чтобы полюбоваться праздничным свадебным фейерверком. Это было сказочное зрелище! Впрочем, мои маленькие друзья, судите об этом сами: А молодой царь и его красавица жена - царица, под праздничный фейерверк, танцевали вальс.

После свадьбы, все гости разъехались по своим домам. А Феклушу и Агриппину Василиса не отпустила в их старенький бедный домик, а поселила их в малом царском дворце. Да только не жилось спокойно сёстрам завидущим. Страшная зависть и обида Толстушу и Сонливу разобрала, что не их, а сестру их младшую царь Святослав в жены взял и царицею сделал. И решили коварные сестры погубить Василису - Прекрасную.

Долго думали они как это сделать и придумали коварный план. А поскольку добросердечная Василиса поселила своих сестер в малом царском дворце, то им свой замысел подлый легко было осуществить. И вот как-то раз, когда Василиса - Прекрасная пекла для государя Святослава его любимые пирожки с грибами, Феклуша и Агриппина незаметно подсыпали в тесто яда смертельного.

Принесла Василиса -Прекрасная пирожки Святославу, съел их государь, охнул, ахнул и в одночасье умер. Рыдает безутешная Василиса над телом своего любимого супруга, а её сестры радостно ладошки потирают. Ну, всё, думают, - мы свое дело сделали, а остальное министры царские завершат. Так всё и случилось, как коварные сестры задумали. Собрались министры царские на совет. Вызвали они Главного Врача и спрашивают его, в чем причина смерти царя Святослава?

А Главный врач отвечает: Вызвали тогда Главного Повара и спрашивают его: Выходит значит, что Василиса - Прекрасная отравила государя нашего Святослава, - решили министры, и приказали схватить Василису, в темницу заключить, а к утру и казнить. И приказали министры дворцовому палачу топор наточить. Сидит Василиса - Прекрасная в темнице, горькими слезами обливается, а сама рубашку новую вышивает. Уважили просьбу Василисы - Прекрасной, поскольку все горячо любили молодую царицу, и позволили ей облечь покойного государя в новую рубаху.

Надела Василиса на Святослава рубаху шелковую и горячо поцеловала его в уста холодные. И только она сделала это, как Святослав тут же и ожил. Бросилась Василиса ему на грудь и заплакала, но уже от великой радости. А когда рассказали царю, что с ним случилось, он ни на секунду не поверил в то, что Василис ушка всему виной. А Василиса только и произнесла тихо: Приказала тогда царь Святослав осмотреть весь дворец в поисках яда. Обыскали стражники весь дворец царский и малый дворец, и нашли яд смертельный у Фёклы и Агриппины.

А каждая из них затем яд схоронила, чтобы при случае сестру отравить и расчистить, таким образом, себе путь на царский трон. Да только известно, сколько веревочке не виться, а конец всегда отыщется. И приказал царь Святослав посадить Фёклу и Агриппину в темницу, а на утро казнить. А Василиса - Прекрасная и говорит царю: А что сделать надо, я утром тебе поведаю. Согласился царь и на этом они и порешили. Всю ночь Василиса трудилась и к утру два красивых платья сшила.

Одно платье было белое, а другое — голубое. Наутро отдала Василиса оба платья царю и говорит: А там увидишь, что. Отвезли Фёклу и Агриппину в чисто поле, облачили их в платья новые, и только это сделали, как превратилась Агриппина в озеро голубое, спокойное и сонное, а Фёкла березой белою обернулась на берегу озера.

Так с тех пор и существует в тех краях озеро голубое и тихое, в котором никакой живности нет, а берёзка выросла и превратилась в толстое-толстое дерево. А Василиса-Прекрасная и царь Святослав многие-многие годы жили в любви и согласии. Родила Василиса четырех сыновей и четырех дочерей, а когда царь Святослав состарился и ушел на пенсию, стала Василиса - Прекрасная полноправной царицею в том государстве, и лучше её государыни в том государстве отродясь не.

Её муж когда-то был дровосеком, но однажды он погиб, раздавленный упавшим деревом. И осталась его безутешная вдовушка без кормильца с маленькой дочуркой на руках. Это была очаровательная восьмилетняя девочка с длинными золотистыми волосами, огромными голубыми глазами и очень добрым сердцем.

Пришлось бедной женщине искать работу, чтобы прокормить свою маленькую доченьку и. Стала она прачкой при царском дворе. Каждый день относила она в царский дворец корзину с чистым бельём, а взамен получала очередную порцию белья для стирки. А поскольку бедной женщине не на кого было оставлять маленькую доченьку, ей приходилось брать её с собой каждый раз, когда она шла во дворец.

А у царя был сын и наследник престола. Это был красивый, живой, любознательный и очень добрый десятилетний мальчик по имени Руслан. Целыми днями принц Руслан пропадал в живописном лесу, окружавшем царский дворец. Он очень любил наблюдать за животными и птицами и его острый взгляд, и живой ум быстро впитывали в себя мельчайшие особенности поведения обитателей леса.

Руслан так сблизился с лесом и его обитателями, что вскоре научился понимать язык птиц и зверей. Как-то раз, выйдя из дворца на свою ежедневную прогулку, юный принц обратил внимание на молодую красивую женщину с корзиной белья в руках. С ней была маленькая девочка. Женщина что-то сказала девочке и направилась в дальний конец дворцового ансамбля, где размещались дворцовые службы и жила прислуга.

А девочка помахала маме ручкой и аккуратно устроилась на скамеечке у фонтана, держа на руках белого котенка. Когда женщина, спустя какое-то время, вернулась к фонтану, она не обнаружила своей доченьки. Женщина стала искать дочурку, громко зовя её по имени.

На крики вышел дворецкий. Узнав, что пропала маленькая девочка, он вызвал слуг и приказ им разыскивать ребёнка. Пол дня искали слуги девочку, но так и не нашли её. И только к вечеру, когда безутешная женщина уже не находила себе место от переживаний, у фонтана появились счастливые и возбужденные Руслан и Людмила.

Оказывается, Руслан увел Людмилу в лес, где показал ей удивительных птиц и зверей и рассказывал об их повадках и привычках. Дети так увлеклись, что не заметили, как пролетел день и наступил вечер. К концу дня Людмила вдруг почувствовала, что очень устала. Когда дворецкий доложил царю о происшествии, царь очень рассердился на своего сына.

Царю не понравилось не то, что юный принц пропадал весь день в лесу — к этому увлечению сына он относился снисходительно, - а то, что наследник престола провёл весь день с дочерью какой-то прачки. Царь призвал к себе сына и строго-настрого запретил ему даже близко подходить к дочке прачки. Но не послушался царя юный принц — и не потому, что не уважал отцовского, царского слова, а потому, что очень подружился с девочкой.

И принц продолжал встречаться и дружить с Людмилой. Дети часами пропадали в лесу, но теперь Руслан был очень осторожен и никогда не задерживался на прогулке дольше, чем это было. Руслан превратился в рослого, сильного и красивого юношу, а Людмила стала очаровательной девушкой — стройной, как березка, легкой, как пушинка, быстрой, как лань и красивой, как золотое солнышко. Полюбили молодые люди друг друга так сильно, что, казалось, ничто не могло их разлучить.

В один прекрасный день стареющий царь решил, что наступило время женить сына и передать ему царский престол. А в соседнем государстве как раз на выданье была молодая принцесса по имени Регина. Это была красивая, но очень злая девушка, привыкшая к тому, что любое её желание, любой её каприз исполнялись немедленно и беспрекословно.

Послал царь гонца в соседнее государство с приглашением соседнему государю с государыней и принцессой Региной к нему в гости приехать. Когда приехали высокие гости, царь устроил званый обед и во время обеда заговорил о детях — о принце Руслане и принцессе Регине.

И очень скоро обе царские особи обо всём договорились и решили породниться. А как только решили это, так тут же и объявили свою царскую волю и назначили венчанье принца Руслана и принцессы Регины на третий день пополудни.

Как услышал Руслан о царской воле, так побледнел весь, бросился в ноги царю-батюшке и признался, что любит больше всего на свете Людмилу, дочку прачки, и желает взять её в жены, ибо без неё и жизнь ему не мила. Царь сначала от удивления рот открыл, а потом как закричит, как затопает ногами и грозно говорит своему сыну: Огорчился принц Руслан от царского слова.

Очень он любил царя-батюшку, да только ещё сильнее любил златокудрую Людмилу, и не было на свете силы выше той любви. Не отступился Руслан от своей возлюбленной, и разгневанный царь выгнал его из родительского дома. Пришел Руслан в дом бедной прачки и остался жить в нём, а Людмила его женой стала. Поскольку Руслан хорошо изучил жизнь и повадки зверей и птиц, то быстро стал удачливым охотником, и в их доме всегда была хорошая пища.

Теперь и прачке не было больше нужды стирать белье на чужих людей. Жили Руслан и Людмила душа в душу, в любви и согласии. Росли у них детишки — дочурка и сыночек. Руслан и Людмила так крепко любили друг друга, что и детей назвали своими именами. Научил Руслан сына понимать язык птиц и зверей, и стал сын хорошим помощником отцу.

А Людмила обучила доченьку рукоделию и поварскому искусству, и стала она отменной мастерицей в этих делах. Так жили они счастливо десять лет и ещё четыре дня, до тех пор, пока в их дом не пришла большая беда.

Однажды, поздним вечером постучалась в дверь их дома старушка — такая чистенькая, добренькая, приветливая — и попросилась переночевать. И никто не узнал в этой благовидной старушке злую принцессу Регину. Десять лет в сердце Регины кипела злоба на принца Руслана, отвергнувшего её, и решила она жестоко отомстить Руслану и Людмиле.

Десять лет изучала Регина колдовство, и вот наступил час отмщения. Ночью, когда все в доме прачки спали глубоким, спокойным сном, Регина осторожно прокралась в комнату Руслана и Людмилы и, склонившись над изголовьем их постели, совершила своё страшное колдовство.

Сделав своё чёрное дело, Регина тут же покинула дом прачки. Проснулись прачка и дети, а Руслан и Людмила всё спят да спят. А когда их, наконец, разбудили, то Людмила и говорит: Обнял Руслан свою женушку за плечи белые и вывел её из дома. И как только переступили они порог дома, так тут же превратились в два деревца — березку и клён. Долго плакали безутешные прачка и дети.

Да разве слезами горю поможешь? Стали они жить втроём. Юный Руслан пищу добывал, а Людмила еду готовила да всех обшивала. И всего в доме было в достатке, да вот только на сердце детей и прачки тяжело.

Явилась к ней во сне добрая фея и поведала ей о том, как спасти отца с матушкой, вернуть их к жизни. Да только срок на это отпущен был очень короткий. Как только поздней осенью спадет с березки и клена последний листочек, тут уж ничто не вернет родителей к жизни. Проснулась Людмила и тут же про свой сон рассказала Руслану и бабушке. Решили дети, не мешкая, в путь дорогу собираться, чтобы скорее спасти отца с матушкой. Взяли они в дорогу еды да воды, да ещё клетку с почтовыми голубями, распрощались с бабушкой и в первый день лета пустились в путь дорогу.

Перво-наперво надо было им найти долину Зелёного Змея, в той долине найти страшную змею зелёную, убить её и взять две капли её крови. Долго бродили дети по полям, лесам и горам в поисках долины Зелёного Змея, да никак не могут найти её.

У кого не спросят дорогу, никто про эту долину не знает и никогда не слыхивал. Кат-то, шли дети по лесу и присели отдохнуть под стройным клёном. А на клёне том птички сидели и весело щебетали. Прислушался Руслан к птичьему разговору и понял, что птицы говорили о долине Зеленого Змея и собирались туда лететь.

И как только птицы взлетели, бросились дети им вслед. Бегут по лесу, дороги не разбирая, чтобы не отстать от птиц. Из сил уж совсем выбились, а остановиться.

И вот, когда силы почти покинули их, лес вдруг расступился, и увидели они перед собой мёртвую долину. Ни деревца на ней не росло, ни кустика, ни травинки, ни цветочка, а только усеяна была земля костями белыми. С ужасом взирали дети на мёртвую долину, не решаясь сделать ни шага вперёд. Да только вспомнили батюшку с матушкой и перебороли свой страх.

Стали они бродить по долине и искать змею зелёную. Долго они бродили, пока, наконец, не увидели змею. За большим валуном, свернувшись в огромные зелёные кольца, спала змея. Ужаснулись дети, увидав огромного гада. Как же с ним справиться?

Думали-гадали, пока не остановились на одном плане. Достал Руслан из котомки моток крепкой верёвки и тихо и осторожно стал подкрадываться к камню, за которым змея спала. Подошел он к камню, осторожно перекинул вокруг него верёвку и крепко затянул её на узел. А на другом конце верёвки сделал надёжную петлю и, изловчившись, накинул петлю на голову змеи.

Змея проснулась и кинулась на Руслана. Да только петля туго затянулась на её голове, и крепкая верёвка остановила прыжок змеи. Долго извивалась змея, пытаясь освободиться от верёвки, даже камень огромный с места сдвинула, да только иссякли её силы. Тогда Руслан выхватил нож, бросился к змее и отсёк ей голову. Тут и Людмила подоспела с маленькой бутылочкой в руках. Подставила она бутылочку под отрубленную змеиную голову и собрала в неё две капли змеиной крови. Справились дети с первым наставлением феи.

Тут же написали записочку, привязали её к лапке почтового голубя и пустили его в синие небо. Прилетел голубь домой к прачке. Прочла она записочку и в сердце затеплилась надежда. А на клёне Руслана в тот же миг капелька кленового сока выступила. Подобрала прачка эту капельку в бутылочку и спрятала её в надёжное место. Теперь детям предстояло отыскать огромного чёрного вепря в Чёрном Лесу, убить его и взять две капли его крови.

Долго бродили они по лесам дремучим в поисках чёрного вепря, да никак не могли его отыскать. Как-то в лесу дремучем застала их ночь. Залезли дети на дуб могучий, чтобы от зверей диких уберечься, и устроились на ночлег. Вдруг, где-то поблизости, волки завыли. Прислушался Руслан к волчьему вою и понял, о чём волки между собой разговаривали. А волки собрались в стаю, чтобы напасть на Чёрного Вепря. Утром, когда дети спустились с дуба, Руслан уже знал, как отыскать вепря.

Стал он изучать волчьи следы и по этим следам дети и пошли по лесу. Вскоре волчьи следы вывели их на небольшую лесную прогалину.

Смотрят дети и видят, что вся прогалина волчьими трупами усеяна. Всех волков Черный Вепрь убил. Изучил Руслан следы вепря, а по следам и его лежбище отыскал. Стал Руслан думать, как же ему одолеть огромного зверя. Тут ему вспомнились охотничьи наставления его батюшки. Стал Руслан всё делать так, как когда-то его папа говаривал. Выкопал яму глубокую, вбил в дно ямы кольев острых, а яму сверху ветками заложил и землей присыпал.

А когда всё приготовил, спрятался вместе с Людмилой за дубом могучим и завыл по волчьи на разные голоса. Услыхал Чёрный Вепрь волчий вой, проснулся, выскочил из своего укрытия, бросился вперёд, да провалился в яму, упал на острые колья и издох.

Взяли дети в бутылочку две капли крови Чёрного Вепря и тут же записочку домой с голубем отправили. Получила прачка их записочку, обрадовалась, даже прослезилась от радости.

А на березке в тот же момент капля березового сока выступила. Подобрала прачка эту капельку в бутылочку и спрятала в надежное место.

Осталось детям последнее дело — найти Волшебный Хрустальный Водопад и взять из него пять капель живой воды. Пустились дети в путь, а уж осень в самом разгаре. Однажды, присели они отдохнуть под белой березкой, и слышит Руслан, где-то в кустах зайчишки разговаривают. Понял Руслан из их разговора, что говорят зайцы о Хрустальном Водопаде, на который они бегают воды напиться.

Обрадовался Руслан, вскочил на ноги, отыскал заячьи следы, и пустились дети бегом к Хрустальному Водопаду. Вскоре нашли они этот водопад, набрали в бутылочку пять капель живой воды и пустились в обратный путь домой, отправив прежде записку с голубем.

Получила прачка записку, обрадовалась несказанно, побежала к березке с кленом и видит, что на деревцах лишь по одному листочку осталось. А тут ещё и ветер задул, вот — вот сорвёт последние листочки с деревьев.

Ахнула прачка, побежала в дом, принесла два одеяла и укутала ими березку и клён от ветра безжалостного. А Руслан и Людмила тем временем домой спешат изо всех сил. Идут днём и ночью без отдыха, да бояться, что не успеют во время вернуться — уж осень на исходе, и ветер последние листочки с деревьев срывает.

Потеряевка ждёт новых потеряевцев. 16.03.2015

Поняли дети, что не успеют вернуться домой к сроку, если им кто-нибудь не поможет. Да от кого только ждать помощи в дремучем лесу? Решил Руслан зверей лесных попросить о помощи. Стал он на всех языках звериных кричать, зверей призывать.

Быстрее всех на его зов могучий олень прибежал. Забрались дети на спину оленя, и помчался олень вперед быстрее ветра. Целый день бежал олень и ещё одну ночь и к утру добежал до дома прачки.

Поблагодарил Руслан оленя от всего сердца и дал клятву, что впредь никогда не будет охотиться на оленей и другим не позволит. А тут уж и бабушка бежит им на встречу. Обнялись все, расцеловались, и смеются и плачут от радости. Вдруг налетел сильный ветер и сорвал одеяла с берёзки и клёна. Треплет ветер деревца, вот-вот последние листочки с них сорвёт. Бросилась прачка в дом и быстро вернулась с заветной бутылочкой, в которой сок клёна и березки хранила.

Взяла Людмила у прачки бутылочку, бережно влила в неё кровь змеи зелёной и чёрного вепря, да ещё пять капель воды живительной. И окрасилась жидкость в бутылочке в зелёный цвет.

Подошла Людмила к деревцам любимым и капнула под корень березки несколько капель, а остальные капельки под клён вылила. И тут же желтые листики на деревьях стали зелёными.

Упали зелёные листики на землю и обернулись Русланом и Людмилой, батюшкой и матушкой. Стоят батюшка и матушка живые и невредимые. Вот уж радость была несказанная! Обнялись все крепко и долго смеялись и плакали от радости. С тех пор жили они долго-долго, счастливо, в мире и радости. Меня зовут Дед Тимоха и живу я в маленькой деревеньке под названием Глухая Глушь. Деревеньку эту вы не сыщете ни на одной карте, поэтому я и сам не знаю, где она расположена. Знаю только, что стоит она в лесу, в котором полно грибов и ягод.

Недалеко от деревеньки речушка протекает, в которой полно рыбы и раков. Всех жителей деревеньки можно по пальцам пересчитать.

Кроме меня, это мышка Маша; две козы, Дунька и Манька; два порося, Тимоти и Децил; дюжина курей под начальством петуха Василия и пёс Наполеон, который охраняет всё это население деревеньки. Живём мы все дружно, не тужим и дружим. Мои маленькие друзья, я хочу рассказать вам сказку о Лесовике и Лешем.

Эту сказку я услышал от мышки Маши, которая живёт в моём стареньком амбаре. Я сытно кормлю мышку Машу, и она не трогает мои продукты.

А ещё я кормлю всех окрестных птичек. В моём фруктовом саду и огороде с утра до вечера стоит птичий гомон, никакого радио и телика не надо! Я птичек кормлю по дружбе, а они, по дружбе, очистили мой сад от вредителей. Кажется, я немного отвлёкся от сказки, так что спешу исправиться. Ну, вот, сказку эту я услышал от мышки Маши, а она услыхала её от воробья Кеши, который залетел в нашу деревеньку из каких-то дальних краёв. В каком-то глухом лесу, из которого принесла эту историю сорока и поведала её воробью Кеше, а он залетел в нашу деревеньку и рассказал эту историю мышке Маше, от которой я и услышал эту сказку, жил-поживал дед Лесовик.

Дед Лесовик следил за порядком в лесу, чтоб никто деревья не рубил, чтоб никто костры в лесу не жёг, чтоб в лесу был порядок и мир. Жил Лесовик в небольшом домике, который он сложил из засохших деревьев. Вместе с ним в домике жили две мышки и мудрая Сова. Лесовик очень любил сказки слушать, которые ему Сова рассказывала.

А ещё в гости к Лесовику частенько заглядывал местный Леший, который знал множество интересных историй про лесных жителей. Когда Леший заглядывал в гости, Лесовик угощал его кружкой лесного пива, сваренного из лесных ягод, а сам удобно устраивался на лавке с трубкой в зубах табак он не курил, а набивал трубку целебными травами и слушал истории, которые Леший рассказывал.

Истории были такие интересные, что мышки и Сова тоже с удовольствием их слушали. Я перескажу вам одну историю, которую Леший рассказал Лесовику, мышкам и Сове, которую услышала сорока Балаболка и принесла на хвосте воробью Кеше, который залетел в нашу деревеньку и рассказал её мышке Маше, которая поведала её. Так что у этой сказки много соавторов. Я всех их перечислил, а значит, все авторские права защищены. А теперь слушайте сказку Лешего от первого лица.

Я поспешил на выстрелы. Далеко зашел, аж в кедровый лес. Щас в кедровнике благодать для зверья. Кедровые орешки вызрели и собрали на обед белочек, бурундучков, соболей и куниц.

В это время даже соболя с куницами мелкоту не обижают, так что белки с бурундучками спокойно могут лакомиться орешками. Могли бы, если бы не браконьеры. Когда я до кедровника добрался, то обнаружил там двух браконьеров. Это они зверюшек мирных настреляли, аж цельных два мешка.

Щас я вас проучу! Незаметно со спины к ним подкрался, обернулся медведем, одного мужика лапой по плечу слегка потрогал, а когда он обернулся, говорю: Ружо бросил, мешок бросил и дёру, да туды побёг, где в ту пору настоящий медведь кормился.

ч.л.бТУЕОШЕЧ. рП хУУХТЙКУЛПНХ ЛТБА

Закурил я сигаретку и спрашиваю мужика: А я его спрашиваю: А я мужику говорю: Меня чавойто радикулит скрутил. А я его дальше спрашиваю: Мужик так озадачено почесал затылок и говорит: И мне они докучают.

Оба ружа забирай и патроны тоже! Взял я оба ружа с патронами и два мешка с браконьерской добычей и говорю мужику: Не ходи больше в этот лес.

Ну, оставил я мужика одного от страху зубами стучать, а сам домой пошел. А как домой пришел, так окропил убитых зверят мертвой и живой водой и оживил их всех, а как оживил, так и отпустил на волю. Вот ребятишки и сказке конец. Надеюсь, вы поняли, что со всеми надо дружно жить и никого не обижать, а то бы как вас самих не обидели.

Ведь на любого обидчика другой обидчик найдётся. Так что, живите дружно! В одном деревенском доме жила кошка по имени Машка, под полом дома жили мыши, а во дворе — собака по кличке Бобик. Собака никогда не обижала кошку, даже спала с ней в обнимку, а кошка дружила с мышками — и даже едой с ними делилась. Однажды собака нашла на улице лотерейный билет. Подняла собака билет зубами и принесла в дом, в котором кошка жила. Я билет лотерейный нашел, - сказал Бобик.

Откуда ты знаешь, что это лотерейный билет? Ты же читать не умеешь? Я по запаху определил. И то верно, - согласилась Машка. Откуда он на улице взялся? Должно быть, кто-то потерял, - ответила Машка. Надо бы вернуть, - сказал Бобик. Тому, кто потерял, - сказал Бобик. Наверное тот, у кого этот билет был, - сказал Бобик.